Почему для беларусов и беларусок важнее экология, а не гендерное равенство? Над этим и другими вопросами мы порассуждали с экспертом Михаилом Дорошевичем.

Последние полгода Baltic Internet Policy Initiative и Офис европейской экспертизы и коммуникаций проводили исследование интернет аудитории «Общественные организации и инициативы граждан: потенциал участия».

Нам было интересно узнать, каким направлениям общественной деятельности доверяют больше, в каких организациях и инициативах участвуют чаще, а какие не считают важными. Цифры получились неожиданные.

И сегодня мы встретились с экспертом Михаилом, чтобы проанализировать полученные цифры и немного пофантазировать про будущее.

– Зачем вообще нужны опросы и исследования гражданского общества?

– Опросы нужны, чтобы зафиксировать ситуацию на основании достоверных данных. Ведь они показывают нам важные соотношения. Например, мы узнаем, что 50% людей в возрасте 15-24 лет любят кофе. Отсюда вопрос: а что любят остальные 50%? И вот это дает повод для исследования. То есть опросы помогают увидеть то, что можно исследовать глубже, лучше, детальнее, – поясняет Михаил.

– То же самое касается опросов в отношении общественных организаций и инициатив граждан. Нам было интересно понять, как люди относятся к общественной деятельности, что они считают важным, в чем готовы принимать участие.

В первую очередь эти данные нужны организациям и инициативам, чтобы понимать как работать с людьми: как их привлекать, какими способами лучше рассказывать о себе, как заинтересовывать и давать им возможность участвовать.

Так, например, выяснилось, что деятельность в области экологии респонденты считают наиболее важной. Примерно такой же процент опрошенных готов принимать участие в деятельности эко-организаций и инициатив.

Это значит, что экологические организации уже могут предпринимать шаги к тому, чтобы вовлекать еще больше людей в свою деятельность. Как это делать лучше – другой вопрос. Главное – люди считают тему важной и готовы участвовать в общественной деятельности.

Где искать эко-активист_ок? В сельской местности среди молодежи!

– Когда мы проводили презентацию исследования в Минске, один из экологических активистов задал нам вопрос: а где же они, люди, готовые участвовать в нашей деятельности? – вспоминает Михаил (из опроса: 44% – определенно готовы принимать участие в эко-организациях, а 34% – скорее готовы к этому – Ред.)

– Наш предположительный ответ был такой: искать эко-активистов нужно в деревне и среди молодежи. Потому что данные показали, что наиболее активны молодые люди 15-24 лет из сельской местности.

Но привлекая людей, нужно правильно доносить информацию: объяснять, как и чем люди могут быть полезны, к чему приведет общее лоббирование вопросов. Важно, чтобы общественные организации не превращались в секты, – считает эксперт. – Ведь количество участников  – это не сама цель. Людей нужно образовывать.

57% респондентов на вопрос «что вам мешает участвовать в организациях», выбрали ответ – «меня никто не просил, ко мне никто не обращался». А 59% респондентов – «я не знаю, как именно можно участвовать (куда обращаться, где и как проходят мероприятия)».

– Получается за общественными организациями будущее? 

– Мы не можем сказать, что за ними будущее, ведь органы государственного управления никто не отменял и индивидуальный интерес тоже, – считает Михаил.

– Национальные органы государственного управления смотрят на ситуацию в целом по стране, местные власти смотрят уже – только на регион. И все они лоббируют интересы граждан так, как их поняли, как, по их представлениям, лучше было для большинства.

А вот общественные организации нужны для того, чтобы люди могли объединяться и вместе отстаивать свои интересы.

Идеальная ситуация – это когда организации гражданского общества полноправно, эффективно и информированно принимают участие.

Если в государстве существует развитое и сильное гражданское общество, то страна более развита во всех сферах: экономика, политика, образование.

Почему гендер (не) интересен людям?

– Самое большое разочарование – респонденты не считают важным работу гендерных организаций и тех, что развивают неформальное образование. Это с одной стороны, – вспоминает эксперт. – А с другой стороны нас удивило, что топовое место в опросе заняли «права человека». Ведь гендерное равенство имеет прямое отношение к правам человека.

Но у нас есть гипотеза на этот счет. Такие ответы можно объяснить политизированностью темы «прав человека», а еще «семейным», аполитичным отношением к гендерному равенству. И тут же можно предполагать, что у респондентов недостаточно знаний и понимания того, что есть «гендерное равенство».

Удивительно и другое: 73% респондентов считают, что депутаты различных уровней должны заниматься решением проблем местных сообществ, но только 9% согласны с тем, что это происходит.

Поэтому можно предположить, что ожидания респондентов не оправдываются . И мы можем видеть, что в реальности 30% респондентов (это самая большая доля ответов на этот вопрос) считают, что общественные организации и инициативы граждан реально решают местные проблемы.

Но если говорить про доверие, то здесь мы видим на первых позициях: ЗОЖ (68%), защиту животных (67%), экологию (64%), спорт, туризм и отдых (62%).

Наша гипотеза в том, что эти вещи очень простые и понятные – от того они и лидируют. В этих сферах легко увидеть эффективность, например, мы спасли 10 кошек и это хорошо.

А вот если взять гендерное равенство, то эта проблема не очень осознается в обществе, – говорит Михаил. – У нас в Беларуси говорят, что права мужчин и женщин уже равны, только никто не говорит о разнице в заработной плате, «стеклянном потолке», неравном распределении домашней работы и ухода за детьми.

Источник: infopolicy.biz

Ко всему прочему тему здорового образа жизни, спорта и даже экологии транслируют средства массовой информации, проводятся кампании, рекламные акции. Это все говорит о том, что доверие нужно формировать, просвещая людей, рассказывая о себе.

И мной основной посыл, – поясняет Михаил, – нужно концентрироваться на позиционировании и распространении информации. Мне радостно за экологию, но хотелось, чтобы важность гендерного равенства или неформального образования также осознавалась.

Всем нравится краудфандинг, но никто не хочет давать денег

Еще одно противоречие, которое нас удивило: 41% респондентов считает, что общественные организации должны финансироваться при помощи краудфандинга. Но только 14% респондентов готовы финансово поддерживать организации.

Получается, что это какой-то мифический краудфандинг, – говорит Михаил. – Если большая часть опрошенных готовы помогать делом – распространять информацию, участвовать в общественных обсуждения – то как можно собрать средства на краудфандинге?

Понимая всю ту работу, которая ложиться на плечи общественных организаций, невозможно покрыть все только за счет краудфандинга. Здесь без грантовой или государственной поддержки не обойтись.

С другой стороны, я поддерживаю такое распределение ответов, – дополняет Михаил. – Ведь в одиночку трудно решить проблему. Поэтому важно осознавать силу сообщества и софинансирования. Вместе решать вопросы, финансировать проекты, делать дела легче и правильнее.

Что нас ждет в будущем – сказать сложно. Но опрос точно дал понять – общественным организациями и инициативам важно работать над имиджем, узнаваемостью и просвещением людей.

Авторка: Александра Савинич