Мы созвонились с Таней Писарчук по фейсбук – в Минске бывает редко. Много лет она живет и строит бизнес в Азии. Разговор получился долгим и откровенным: советское воспитание, гендерные стереотипы, подавление женщин, особенно в бизнесе, а главное – как со всем этим жить.

– Я родилась в традиционной советской семье: мама и папа работали одинаково много. Правда, возвращаясь домой папа смотрел телевизор, а у мамы начиналась вторая смена на кухне. Готовка, уборка, стирка – все лежало на ее плечах, – вспоминает Таня.

– Очень рано мы с сестрой поняли, что должны «помогать маме» и для меня это был личный вызов. Я таскала тяжелые сумки (я всегда была физически сильная) и передвигала мебель. Мама до сих пор вспоминает, как я вытолкнула ее машину из лужи, а тогда мне было 14.

Мне все время казалось, что в жизни происходит что-то не то. Но лишь спустя годы я поняла, что мне не казалось, «что-то не то» – это махровый патриархат.

«Учителя пытались исключить из гимназии, а дома заставляли быть девочкой»

– Конечно, я благодарна родителям за возможность учиться в гимназии, за репетиторов и учебу в университете. Тем не менее, советское воспитание было очень ограничивающим. Родителям некогда было разговаривать и заниматься нами, все воспитание сводилось к «ты же девочка», поэтому должна уметь мыть пол, варить суп и быть хорошей женой, а потом мамой.

В средних классах я мечтала вырезать по дереву. Но школа такое пресекала: на трудах девочки готовят, а мальчики мастерят табуретки. Другого не дано.

Не помню, чтобы меня когда-то хвалили и поощряли за инициативу родители. Думаю, что когда я выросла, они просто вздохнули – им надоели мои протесты. У них так и не получилось повесить на меня почетный ярлык «ты же девочка»: платьев не любила, а на оскорбления не молчала – лезла в драку.

Уверена, если бы они растили парня, ему было бы можно все – даже неудовлетворительное поведение. А все его успехи и начинания возводились бы в абсолют – он же будущее семьи.

По сути на меня давили везде: учителя все время пытались исключить из гимназии, но не могли – мои хорошие оценки не позволяли, дома – постоянно слышала какой должна быть настоящая девочка.

Когда я поступала в университет никто не верил в меня, хотя, честно говоря, я и сама не верила в себя. Но я выросла той, какая есть только из-за упрямства и внутренней силы.

«Мне платили меньше только потому что я женщина»

Таня окончила факультет маркетинга, но ей было этого мало. Еще во время учебы университет предоставлял возможность студенческого обмена в Китай. И Таня решилась – вместо года она осталась там на два и влюбилась в Азию бесповоротно. Выучила китайский, нашла много друзей и получила классный рабочий опыт.

А потом пришлось вернуться в Минск. Уже здесь девушка устроилась в рекламное агентство и почти сразу столкнулась с несправедливостью.

– Конечно, время было другое – в нулевых с деньгами было непросто. Но никогда не забуду, как после Китая, где я зарабатывала около $1000, в агенстве мне предложили $120.

За эти деньги я работала какое-то время, пока не узнала, что мой коллега – на такой же позиции, с такими же скилами – получает в три раза больше. Я была в шоке и пошла к боссу. Сказала, что это нечестно и хочу получать столько же. И он просто ответил: «хорошо».

С одной стороны эта история радостная, а с другой – позже я узнала, что этому коллеге тоже повысили зарплату. То есть по факту ничего не изменилось – мне по прежнему платили меньше, просто потому что я девушка.

В агентстве Таня работала несколько лет, пока не ушла в декрет. У нее было время подумать о жизни и о том, чего ей хочется на самом деле. Спустя 3 года ей предложили вернуться в агентство, причем на должность выше и с лучше зарплатой, но она не согласилась.

И ушла работать менеджеркой по инновациям в компанию «Аливария». Там ситуация была гораздо лучше. За пять лет работы в компании Таня скопила денег, получила новый опыт по написанию стратегий для бизнеса. Все это послужило толчком для собственного бизнеса во Вьетнаме.

Она уволилась, собрала все накопленные деньги и уехала во Вьетнам.

Бизнесы и властные женщины Вьетнама

– Первым бизнесом стало антикафе, – рассказывает Таня. – Я мечтала открыть именно такое заведение и упрямо шла к своей цели, игнорируя скептиков. Я прописала бизнес-план, расписала все этапы и начала двигаться. За год мы с командой осчастливили более 500 детей: делали дни рождения, квесты, мастер-классы и уроки по танцам.

Но к сожалению бизнес не приносил желаемой прибыли и через год я встала перед сложным выбором: оставить кафе и искать инвестора в надежде на развитие, потому что свои деньги закончились, или закрыть и смириться с поражением. Долго думала, советовалась с партнершей и мы выбрали закрытие.

Фестиваль, который организовала Таня во Вьетнаме

– Построение бизнеса – это не только умение зарабатывать, но и умение принимать взвешенные решения. Так как у меня был план и четкий расчет, можно сказать я вовремя поняла – пора закрывать и пробовать новое.

Конечно, закрыть то, над чем ты работала сутками в течение года – очень обидно. Но с точки зрения прибыли и перспективы – другого варианта не было.

Но это и не значило, что я опустила руки. Буквально через месяц я познакомилась с одной девушкой и мы вместе решили устроить уличный фестиваль. Мы все подсчитали, расписали план и даже запустили продажу онлайн-билетов – и взорвалась бомба. На фестиваль пришло 1 500 человек, они съели всю еду, выпили все пиво, а мы прилично заработали.

Так у Тани появился новый бизнес – организация фестивалей. А через 3 месяца она провели новый фестиваль пива.

– Я создала такую бизнес-модель, при которой мне не приходилось вкладывать свои деньги. Ведь у меня их и не было – на антикафе я потеряла около 50 000$.

Фестивали я делала по такой же схеме, как работают крупные гипермаркеты. Они зарабатывают не на продажах, а на свободных деньгах. То есть, когда им поставляют товар, магазин платит поставщику не сразу, а с отсрочкой, например, в 90 дней.

Вот и получается, магазин продал товар и получил деньги сразу, а платит поставщику через месяц. Все это время в обороте есть свободные деньги, которые можно инвестировать. Даже если положить их в банк под проценты, все равно это прибыль. Проще говоря, любые деньги (да еще и не ваши) в обороте – это супер!

Но фестивали – это рисковый бизнес. Каждый раз, готовясь заработать $10 000, я была готова потерять столько же. То есть у меня всегда была подушка из собственных денег на всякий случай. Но к ней я так и не притронулась.

За 4 года работы в фестивальном бизнесе мы всегда выходили в плюс, даже в тот день, когда налетел ураган и унес все палатки.

Еще один фестиваль, куда пришло больше 1500 человек

Вообще во Вьетнаме по сравнению с Беларусью ситуация немного другая. Женщины здесь работают намного больше, чем мужчины. Но зато их очень много в топ-менеджменте: они управляют бизнесами, руководят крупными компаниями и зарабатывают столько же, сколько мужчины.

А еще из-за большого количества экспатов из разных стран тут ко всем относятся очень аккуратно. Разность культур заставляет людей быть более аккуратными в выражениях. Поэтому в Азии я ни разу не слышала «Таня, ты же девушка».

«Я хочу много денег и власти, что в этом такого»

А вот в сестринскую поддержку Таня поверила не так давно: два года назад ее пригласили в феминистскую фейсбук группу, где все встало на свои места. Она впервые увидела других людей, которые тоже подтверждали – в мире твориться что-то не то.

– Для меня это было открытием, несмотря на то, что я всегда была «бунтаркой». Девушки в фем-сообществах – это не «агрессивные страшные феминистки». Чаще это девушки, которые пережили насилие от мужчин и теперь ищут безопасную женскую среду, где их поддержат. В моей жизни не было историй насилия со стороны мужчин, но я чувствую боль сестер.

А вообще мне повезло, – говорит Таня, – ведь я живу в однополом браке. И мы с моей партнершей на одной волне: обе прогрессивные, независимые и занимаемся бизнесом. В этом отношении вместе нам легче переварить тот патриархальный мир, в котором мы живем.

Но даже несмотря на это – вместе мы 11 лет – нам потребовалось время, чтобы найти ответы на главные вопросы: что такое дискриминация, как она работает и почему женщины находятся в уязвимом положении.

– Почему женщины уязвимы? Женщины не уверены в себе, они просят разрешение на действие. И многие, кто приходят ко мне за консультацией, на самом деле нуждаются в ролевой модели, которая скажет им: «Встань и иди!»

Но на деле для женщины не стыдно иметь амбиции. Я вот хочу много денег и власти, что в этом такого? И я не собираюсь отказываться от своих мечт, только потому что некоторые мужчины против женщин в бизнесе.

У всех бывают сложные периоды. Такой момент случился и в жизни Тани: после сложного фестивального проекта она задумалась о будущем. Фестивали – сезонный бизнес, а деньги нужны круглый год. Тогда и зародился проект «Она может все».

– Недавно мы работали с крутой фотографкой. Она учится за границей, профессионально работает и даже учит студентов. И все время она мечтала открыть свою школу, но как только нужно было делать шаги в этом направлении, откатывалась к излюбленной фразе «я недостаточно».

Сколько бы она не училась и не совершенствовала свои навыки в профессии, она всегда говорила: «Видимо я еще мало выучилась, чтобы учить других».

– Стоп, – сказала я ей, – с тобой все окей. Начни реализовывать мечту и ты увидишь какие двери откроются перед тобой. Так и случилось.

– Поэтому наш проект – это не просто онлайн-школа. Это дело, в которое мы вкладываем душу. Мы с Надей (партнерша и колежанка Тани) пишем о женщинах, которые вдохновляют нас, и о бизнесе, а еще даем бизнес-инструменты. Мы учим других женщин быть успешнее и радуемся, когда видим результат.

На воркшопе «Она может все» вы услышите истории от Тани и Нади о том, как найти себя и свое предназначение. Как отыскать в себе силы и делать бизнес, даже когда в тебя никто не верит.